Юрий Чайковский

историк науки

Борис Куприянов о книге "Взгляд из Арктики..."

Юрий Чайковский. Взгляд из Арктики на историю России. Очерки. Именной указатель. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2020

(взято отсюда: Начало самодержавия в России. Борис Куприянов — о четырех книгах, которые не попадут в другие обзоры)

Взгляд из Арктики на историю России. Обложка 2

Кто написал?

Юрий Викторович Чайковский (1940) — ученый разносторонний, чаще его считают эволюционистом, хотя Арктика давно входит в сферу его научных интересов. Автор множества статей и книг во многом интересен как тип ученого, которой не скрывается в пыльном кабинете, а «при всем честном народе» умеет ясно и остро сформулировать вопрос и затем продемонстрирует методы, посредством которых он этот вопрос будет решать.

О чем книга?

Книга состоит из 8 очерков и приложений к ним. Очерки посвящены некоторым «темным местам» в истории освоения Арктики, которые оказались незамеченными или проигнорированными другими исследователями.

Например, Чайковский расследует судьбу легендарной дюбель-шлюпки судна «Якутск», на котором плавал Челюскин, обогнувший Таймыр (Дэну Симмонсу при известной сноровке документального материла хватило бы еще на один «Террор»).
Издание снабжено картами, что важно, — и большим количеством иллюстраций.

Зачем читать?

Если бы в книге было не 350 страниц, а автор ограничился бы 5 первыми, где описывает метод, подходы к исследованию, то чтение уже бы вышло душеспасительным.

Если бы обложка книги вышла просто как открытка, ее бы уже стоило приобрести. Там красуется карта России с совершенно нехарактерной разверсткой: Северный полюс — слева, и от него разбегаются меридианы; Восток — наверху, а Запад — внизу. В левом нижнем углу примостился норвежский Тромсё, в верхнем левом — Аляска, в верхнем правом — Хоккайдо. Только вот европейская часть России на эту карту не поместилась, и проблема не в ошибке проекции, а только в необычном представлении.

Чайковский замечает, что история освоения Арктики в основном пишется полярниками, которые (надо отметить в качестве исключения книгу «Арктические зеркала» Юрия Слезкина) знают Север и его неизбежные лишения, но совершено не способны анализировать исторический контекст, в котором путешествовали их предшественники. В исторических исследованиях освоения Севера и Сибири не учитываются изменения климата и морали, которые произошли за 300 лет. И это тем страннее, если в исследованиях Европы и европейской России эти и множество других факторов игнорировать просто неприлично.

Юрий Викторович показывает, что первооткрыватели Русской Арктики, к несчастью, больше терпели лишения и если вступали в противоборство, то чаще с властью и друг другом, чем с природой. Ну а Север часто оставался наблюдателем победивших и проигравших — наблюдателем ледяным, безразличным, жестоким.

«Самыми воинственными запомнились русским на севере западносибирской Арктики энцы, почти истребленные в XVII веке, видимо, как раз за это. Но Аника начал освоение севера Сибири именно среди энцев, и о воине с ними ничего при нем не слышно. Нет, он отнюдь не был добр, охотно и умело разорял недавних партнеров, бывал даже жесток. Зато его государство в государстве вело более умную, чем вся Россия, восточную политику — Строгановы понимали, что на вновь занятой земле им придется самим жить. А вот первопроходцы, о ком пишут куда как больше, явно не понимали этого, как не понимали этого и власти: все самозабвенно рушили то, в чем жили. <…> Аника Строганов создал, при содействии трех сыновей и царских жалованных грамот, как бы северную империю — от Мурмана до Заобья и от Новой Земли до Чусовой (южный приток Камы), почти повторявшую очертаниями владения прежней Новгородской республики. Его «держава», кстати, мало пострадала и от опричнины, и от Смуты».

взято отсюда: Начало самодержавия в России. Борис Куприянов — о четырех книгах, которые не попадут в другие обзоры


просмотров: 18

 >